Юлия Вертела (vertela_julia) wrote in man_woman,
Юлия Вертела
vertela_julia
man_woman

ЧЕРНО-БЕЛАЯ ГРАФИКА

- «Теперь ты мастер орального секса», – сказал мне Хайруш. Этот македонец научил меня такому, чего никогда не делала…
Я слушала Люську третий час. Её прорвало на интимные откровения.
- Хочешь посмотреть фотографию?
Возлюбленный художник впечатляюще брутален.
- Ты бы видела фигуру – нигде ни жиринки: широкие плечи, попка твёрдая, как два кулачка, а ноги какие! Между ног всё выбрито, член обрезан, он говорит: «Главное взять в рот всё сразу». Я сначала не поняла, как оно влезает. Он отвечает: «А щёки зачем? Если умело взять, член возбуждается сорок четыре раза».
У меня застучало в голове – сорок четыре раза! «Всё сразу». Мысленно я располагала мужские причиндалы во рту, но они никак не помещались.
Люська, догадавшись, одёрнула:
- Конечно, в невозбуждённом виде. А ты что подумала?
- Да ничего не подумала…
Стыдно признаться, я не мастер орального секса, а так – подмастерье.
Смакуя мартини в треугольном бокале, Люська продолжила:
- Знаешь, тех, кто прячутся и скрывают свои отношения – их сразу заподозривают в чём-то, а мы прямо в центре Парижа – на скамейках, в подворотнях, среди бела дня этим занимались. Я даже трусы не одевала, и подруги не догадывались. Спрашивают: «Похоже, Хайруш Ассени в тебя влюблён, а ты ему взаимностью не отвечаешь?». – «Ещё как, – говорю, – отвечаю, если бы вы знали, какой он потрясающий в постели! Восемь часов беспрерывного секса…». Они ржут, не верят.
А на самом деле было и тридцать часов с небольшими перерывами. Не знаю, где он брал силы – пил крепкий кофе с булочкой, и больше ничего. Я вскакивала перекусить картошечки с солью, боялась, что меня не хватит на вторую ночь… Мы с ним проломали кровать за двести евро в номере. Он сильный. Подбрасывал меня до потолка. В позы закручивал немыслимые. И всё время курил, даже сексом занимался с сигаретой в зубах. Пепел падал на простыни. Хайруш – грубый мужчина. И потом в мусульманах есть что-то такое… – Люська запнулась. – Сильно обидел он меня, и я заперлась от него. Так он стоял под окнами, орал на весь дворик: «Я тебя люблю, Люси, жить без тебя не могу!» А я ему: «Убирайся, надоел!» Но не выдержала, впустила. Представляешь, через полчаса самолёт, а мы – в кровать, и так до последней секунды в Париже.
Ему неважно, какая я художница, он видел во мне только любовницу. Договоримся с ним встретиться в двенадцать, я, конечно, уйду рисовать и забуду, а он возмущается: разве можно женщине так много работать?
Рассматриваю буклет Хайруша: чёрно-белая графика – рваная, неотёсанная и мускулистая, как сам Хайруш… Быки, стволы деревьев, камни…
- Два года прошло, а он всё не отстаёт, звонит. И знаешь, что удивительно: там, в Париже, я почему-то его понимала, хотя он не говорил на русском, а в телефонной трубке не могу. Он спрашивает: «Понимаешь?». А я: «Нет, не понимаю». – «Когда в следующий раз будешь в Париже?». А я молчу…
- Люсь, а почему бы вам не продолжить?
- Зачем? Роман таким и должен быть: коротким, ярким и без продолжения.
Subscribe
Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments